Случайная цитата
Стресс-тест:
Определите уровень вашего стресса за 2 секунды

Твой первый вебинар
Группа VK
Группа VK
Процессинг-программа
Возвращение Здоровья
Новые статьи на Ваш e-mail
Статистика с 22.03.2010 Яндекс.Метрика

Путешествие от Щучинска до ст. Джабел

Из воспоминаний Мартемьянова Василия Семёновича

(16.02.1909 – 02.08.1995)

начало здесь

 

Зашёл я 16 августа в горсобес выяснить один вопрос и неожиданно для меня зав. горсобесом Лев Барышников предложио мне курортную путевку. Разговор шел в комнате инспекторов.

— Вам путёвка нужна? — спросил Барышников, зайдя в комнату. Я сначала опешил. С чего это ради путёвка мне, никогда я не заикался о какой-либо путёвке. Я спросил: —  куда путёвка?. Барышников ответил: —  куда-то в Туркменистан.

— Да, я сейчас, — сказал он, выходя из кабинета. Вскоре он возвратился с бумажкой в руке и прочёл — курорт Маче Кара — по лечению ревматизма, радикулита и других болезней.

— Самый раз для Вас, — и добавил — если согласны, езжайте в поликлинику, возьмите анализы и курортную карту. Сидящая в комнате женщина поддержала его слова. В поликлинике, сидя у дверей кабинета главврача, я обратил внимание на соседнюю застеклённую дверь слева, которая была полуоткрыта, набита всякой всячиной и чётко просматривались пять знаков свастики.  Что это — детская забава или код. В этом кабинете нет приёма детей, да и в таком серьёзном помещении дети не посмели бы начертить подобное. Может кто из взрослых, может хулиганы… Неудобно. Они хоть и имеют пустые головы, но это головы, скорее всего, это молодёжь немецкой национальности. Немцев у нас много. Все они из Поволжья или Закавказья к нам переселены в 1941 году. Живут они в основном в Каменном Карьере и это место называюют ФРГ. Уж больно вольно там они себя чувствуют, особенно по ночам. В последнее время почему-то утратили бдительность наши органы, и не слишком ли мы гуманны? С такими мыслями я вошел в кабинет главврача, Алексея Фёдоровича Клавдиева. Я у него впервые. Лично с ним не знаком. Это тощий, больного вида, среднего роста немолодой человек. Прочел моё направление, распросил о моих болезнях, у кого лечился. Я расказал о своих недугах и что лечился я у его супруги Клавдиевой. В руки он дал три бумажки, с которыми я завтра должен явиться в поликлинику к восьми часам. Я поблагодарил его и с радостью вышел из кабинета. Я без труда прошел все анализы и снова оказался в кабинете Алексея Фёдоровича. Он оказался человеком добрым и обязательным, сам заполнил курортную карту, подходил к окну, правой рукой брал меня за поясницу. Я заметил ему на это, что ему самому не мешало бы подлечиться, на что ответил, что на курорте он был не единожды, но всё было без толку. Вручая курортную карту, он пожелал мне всего хорошего, я поблагодарил его и отправился со своим костылём на автоостановку, чтобы ехать в горсобес. Там я получил путёвку и хотел ехать в Кокчетав в облсобес, но мне подсказали, чтоб я получил пенсию за сентябрь. Что я и сделал и получил, к моему удивлению, деньги на дорогу.

Путёвка и дорога бесплатно, вот это помогают!

Главное, в путевке указано, что лечат ещё и полиартрит. Правильное название курорта Малла-Кара, где-то в 150 километрах от Красноводска. Проверив по карте, я выяснил, что буду проезжать города : Чу, Джамбул, Чимкент, Ташкент, Самарканд, Ашхабад, Небит-Даг. Срок путевки с 30 августа по 22 сентября. Дни 18-21 я провел в Кокчетаве у сына Анатолия. Возвратившись в Щучинск, стал собираться в дорогу. Отъезд свой назначил на 25.

В это же время в Щучинске отдыхала у Кати моя старшая сестра Таня с внуками. Отъезд на Урал наметили на 26. 23 я сходил в баню. В это время Лена (младшая сестра ) организовала пельмени. Это были проводы меня и Тани. Хотел взять билет в предварительной кассе, но она закрыта до 31 августа. На поезд Челябинск -Ташкент билеты дополнительно за 3 часа до прихода. Поэтому на станцию я приехал заранее к семи часам. В очередь записался третьим и был спокоен. Время шло медленно и я, конечно, волновался. В то время льгот для участников ВОВ не было.

Касса открылась за час до прибытия поезда, мест же оказалось только два, да и к тому же в разных вагонах. Пришлось брать билет, идущий на Фрунзе через Чу, только до Чу, но это не беда. Татьяна и Елена помогли мне сесть в вагон и я, наконец, поехал. Сначала мест в вагоне не оказалась, хотя билет у меня был плацкартный, но постепенно всё утряслось и молодой проводник определил мне место у туалета на второй полке, чему я был рад.

В Чу мы приехали с опозданием на полтора часа, к 7 часам вечера, наш поезд приняли на третий путь, а на втором пути стоял поезд Новосибирск — Ташкент. И не успели мы сойти со своего поезда, как дали отправление соседнему, и получилась опять неразбериха. Наконец я добрался до справочной, а потом и до билетной кассы, где как обычно была очередь . Но здесь мне повезло, видя меня с костылём, очередь не особенно препятствовала мне в продвижении к кассе, и вскоре я взял билет до конечной станции Дебол, с пересадкой в Ташкенте.

И c нова в путь. Уже стемнело, в вагоне жарко. Еду я в общем вагоне, я снова устроился на второй полке и завалился спать. Долго не мог уснуть, слушая перестук колёс, думал: отчего мне такая удача с этой поездкой на курорт? Во-первых, путёвка, и как я быстро прошёл все анализы. Да и в Кокчетаве я сразу после автобуса поехал в собес за путёвкой, а не зашёл к сыну Анатолию, поэтому и путевка досталась мне , я перехватил её, желающих на неё, похоже, было предостаточно. Под стук колёс спалось хорошо, встал часов в семь, умылся, сел у вагонного окна, стал смотреть, что там за окном. Местность была ровная, потом пошли небольшие горы, ущелья, сады , огороды, дома и здания. Проехали Джамбул, Чимкент, потом Арысь. И снова, как вчера, в вагоне не стало не только чая, но и воды. Снова опоздание. Хотя бы бутылку пива или газ-воды. На полустанках тоже ничего не было. За всю поездку от К- Боровое до Небит-Дага только в районе Караганды и Целинограда разносили чай. Вот такое обслуживание! Как было трудно без воды.

В Ташкент приехали в шестом часу вечера. Значит, я в пути двое суток. И снова поезд опоздал на час двадцать. Здесь я пробыл около шести часов. Неизвестный город, незнакомый вокзал. Обошел здание вокзала, следуя за тележкой носильщика, спросил, где находится камера хранения и комната отдыха, спустился вниз. В просторном полутемном полуподвальном этаже стояли в очереди пассажиры, я встал в очередь девятым-десятым, стоять пришлось минут сорок, да толком ничего не выяснил, тут ещё очень хотелось пить , пожалел, что у меня не было попутчика, один бы стоял в очереди, узнавал про дальнейший путь, а другой — искал воду.

С большим молчаливым неудовольствием я в первую очередь нашел автомат с газводой , выпил три стакана воды и пошёл искать справочное бюро и билетные кассы. В справочном бюро при нажатии кнопки, грубый голос спросил: — Что нужно? Я ответил, что нужно. В ответ — что-то невнятное, я переспросил. Она в ответ — смотрите на табло, ждите! При помощи стоявших пассажиров, я все-таки добился того, что было нужно.

В кассовом зале — не протолкнутся. Я нашел нужную кассу и без всяких проблем закомпостировал билет на поезд в 12 часов 15 минут на Красноводск. В моем распоряжении около пяти часов. Первым делом пошел к автомату с газводой. Снова выпил три стакана, освободил литровую банку из-под грибов и наполнил её водой. Потом пошел искать буфет , выпил два стакана кофе. С собой у меня была рыба и я немного подкрепился.

Потом дремал на диване, рассматривал беспокойных и дремлющих пассажиров, пытался договориться с носильщиком, чтоб помог сесть на поезд , но не получилось. Пришлось нести свой чемодан самому, сильно устала нога. Ничего, курорт поможет. У меня 6 вагон, это в хвосте поезда, общий вагон, место не указано. Оказалось, что не хватило мест четырём человекам, в том числе и мне, а ехать 2000 км. Это двое суток. О чем думает железнодорожное руководство! Вот уж поистине — забота о человеке.

На моё счастье, мне и ещё трем пассажирам место нашлось в конце вагона (кресло), тем более, что два кресла повернуты в обратную сторону, что давало возможность выпрямить и положить на противоположное кресло ногу.

Продолжительное время не давала покоя кажется узбечка, у которой был такой же билет на моё место. Как только она не выражалась, вызывали даже милицию, пока её не отвели в другой вагон. А двум женщинам так и не досталось места и им до утра пришлось ехать стоя.

Ночь прошла с горем пополам. Ноги затекли. Больная нога давала о себе знать. На счёт еды и питья тоже не ахти как. В наш вагон (а может и в другие) ничего не носили. Вода только в туалете, туалет не убирается. Проводники, два молодых мужчины, закрывались и в своём купе, а на остановках подсаживали безбилетников. Теснота в проходах, жарко, некоторые курят и никто ничего не говорит. На одной станции поезд стал заправляться водой. Высыпали все пассажиры, кто с чем. Банки, бутылки, баклашки… Мою банку молодой парень тоже наполнил. Вода оказалась тёплой, пахнущей тиной и ещё не понятно чем.

Еду и думаю, что ж это такое! Шестьдесят лет Советской Власти, а не можем наладить работу железнодорожного транспорта. Поезда опаздывают подчас на 10-12 часов, в вагонах теснота, антисанитария,. Плохо работает министерство. Как не трудно было ехать, настроение у меня было неплохое. За окном вид был довольно унылый: редкая растительность в виде колючек, между которыми бродили несколько верблюдов, изредка промелькали небольшие селения из нескольких домиков, с редкими деревьями. Когда я выезжал из дома, думал, что в этих местах меня будут встречать дыни, виноград, арбузы, восточные сладости, но увы. Я этим сначала огорчился, потом успокоился. В моем «купе» ехала семья из трёх человек — муж , жена и мальчишка 10-12 лет. Соседи оказались внимательными и помогали мне во всем.

Беспокоила меня нога. Что ей нужно? Поможет ли курорт? Как бы то ни было , а ехать надо, там дело покажет . Трудно ехать двое суток, сидя в кресле, ни минуты не пришлось вытянуть онемевшее тело, расслабиться. А поезд идет и идет, вагоны на стыках стучат и стучат. Давно миновали Сыр-Дарью и Джукей. В Новой сошли мои соседи, а вокруг тот же ландшафт. В Самарканде во время стоянки я сошел с поезда, чтобы что-нибудь из фруктов купить поесть, но неожиданно поезд тронулся, еле — еле успел забраться. Хотелось посмотреть город, столько о нем читал, но для этого надо 3-4 дня.

В Кагоре сели новые пассажиры, туркмен с женой, рассказывал о трудностях жизни, особенно в содержании детей, ведь у них в порядке вещей иметь 10-12 детей. Вот кому государству нужно оказывать помощь и поддержку в воспитании детей. Сколько пользы приносит одна семья! А у нас воспитают одного, да ещё и непутевого, и довольны.

Ночью проехали в Чарджоу. Очень длинный мост, построенный, говорят, ещё до революции. В Ашхабад приехали днем. Здесь поезд стоял долго и я успел купить виноград и вдоволь напиться прохладного приятного квасу, который продавался на привокзальной площади. После отхода поезда я познакомился с молодым рабочим, который возвращался с семьей из отпуска на Вышку, то есть на нефтепромысел. Он посоветовал мне сойти с поезда заранее в Небид-Даге , там можно хорошо отдохнуть и выспаться. Я так и сделал. Сошел в Небит-Даге. Сначала заглянул на вокзал, он пуст. Только у входа в зал стояли два молодых подозрительных типа. У женщины, проходящей мимо, я спросил, где здесь гостиница. В гостинице сидя, дремала грузная женщина. На мой вопрос о наличии места, она сонно ответила, что мест нет. Я был обеспокоен. Вот влип. Незнакомая станция, нога. Что делать? И я пошел в вокзал. В зале сидели два типа и разговаривали, они оба посмотрели на меня. Я подумал о них не доброе, сел на диван с плохим настроением. Ну хоть кто-нибудь был бы ещё здесь, на вокзале. А эти двое, кто они?

Вскоре появился милиционер, расспросил меня, кто я и откуда, пожурил, что не доехал до конечной. Потом вышел. Я сдал чемодан в камеру хранения, оставил только сумку и вышел на перрон. После душного, тесного вагона воздух был чист и прохладен . Подошел тот самый милиционер, разговорились. Про тех парней он сказал, что это безработные, ищут работу, и что дальше можно ехать поездом на Красноводск и будет он в половине шестого. Чем трястись в автобусе, да ещё и народ там, как правило, едет на работу. Он ещё немного посидел и ушел. Вскоре и я пошел в зал. На «моем» диване сидели те, двое. Разговорились, я достал из сумки виноград и мы закончили его. Потом они улеглись спать прямо на полу, расстелив под себя один куртку, другой газету. Я опять остался один.

В первом часу ночи в зал вошел подвыпивший парень. Без головного убора, с рыжей шевелюрой , поздоровался со мной, потом подошел к спящим. Внимательно их оглядел, затем уселся рядом со мной, почти вплотную. Как я хотел, чтобы проснулись мои «новые друзья. Кто знает, что у этого парня на уме. Парень стал расспрашивать меня, кто я и откуда, как очутился здесь. Я почему-то врал ему. А о себе он поведал, что приехал из села, со своей бабушкой по делам. Потом он вышел покурить, а я подумал : вот, позовет сейчас пару друзей и они меня ограбят. А мои «друзья» спят. А может, притворяются… Да они, скорее всего, из одной шайки. В общем, в голову лезла всякая чушь, что мою дремоту как рукой сняло. И куда только подевался милиционер, думал я.

Так я сидел со своими беспокойными мыслями до трех часов. Затем в зал вошли сразу трое, две пожилых женщины и старик. Тот парень, которого я побаивался (до этого он спал на диване), встал, потянулся и вышел на улицу. К четырем часам прибыло ещё много пассажиров. Началась продажа билетов. Я без труда закомпостировал билет, получил чемодан и вышел на перрон. А тот парень действительно встретил бабушку и они пошли по делам. Парень не только помог своей бабушке, но помог с чемоданом и мне. Вот такие бывают чудеса. У страха глаза велики!

В вагоне темно, никакого проводника. Сидят два пожилых туркмена, тихо ведут разговор. Я сел за столик напротив дремлющего молодого парня , тут и поезд тронулся. Ехать предстояло недалеко, всего двадцать километров и я боялся пропустить остановку. Но соседи-туркмены тоже ехали в Джакой и мы вместе вышли из вагона. На востоке чуть-чуть занялся рассвет. Мы пошли к автобусу. Вскоре подошел водитель, он ходил встречать курортников и мы поехали. Уже совсем рассвело, вокруг простиралась голая степь, лишь кое-где росли жидкие деревца. Через час примерно автобус остановился. — Вот и приехали, можете сходить, — сказал водитель.
Встретила нас молодая женщина, повела на регистрацию. Нас было семеро: четыре мужчины — три туркмена и я, и три женщины — казашки. Нас записали в курортную книгу . Теперь, на 24 дня я — курортник.

продолжение…