Случайная цитата
Стресс-тест:
Определите уровень вашего стресса за 2 секунды

Твой первый вебинар
Группа VK
Группа VK
Процессинг-программа
Возвращение Здоровья
Новые статьи на Ваш e-mail
Статистика с 22.03.2010 Яндекс.Метрика

Архив рубрики «литературное творчество»

Поездка на Дальний Восток (второй вариант)

Из воспоминаний Мартемьянова Василия Семеновича.

(16.02.1909 – 02.08.1995)

(путевые заметки 1979г.)

 

Обещанные завтраки

В первых числах августа 1979 года я получил от младшего брата из г. Лесозаводска письмо и вызов на получение пропуска на право приезда на Дальний Восток. 9 августа я пошел в паспортный стол за документами. Там было челваек 15 людей, а на дверях — замок. Но вот пришла молодая казашка, открыла дверь и вся толпа ринулась в двери. Прошло не менее часа, как пришел нач. паспортного стола. Кое-как установив очередь, стали входить один за другим в кабинет начальника. Потом стали входить без очереди молодые люди, как я понял «свои». Только часам к 12-ти я попал в кабинет. Посмотрев мои документы, начальник дал необходимые бланки и сказал, чтоб я пришел завтра с фото для обмена паспорта.

Назавтра ( пятница) я принес необходимое и он сказал приходить за пропуском в понедальник. Могу ли я брать билет на среду? — «конечно», — был ответ. Но получилось то, что паспортистка заболела и начальник появился только после обеда с хорошего перепоя. И извиняясь , сказал , что назавтра он все сделает и сам съездит к паспортистке за пропуском и паспортом. Назавтра паспортистка была на месте, но ни утром, ни после обеда начальник не появился. Уходя домой мы с паспортисткой шли два квартала вместе и она мне поведала, что начальник, наверное «заалкашил» , он безответственный человек, пообещает — не выполнит. Вы приходите завтра к 9 утра, что-нибудь придумаем. Прочитать остальную часть записи »

Путь на запад

Из воспоминаний Мартемьянова Василия Семеновича.

(16.02.1909 – 02.08.1995)

начало о войне

 

Старшина нас привел на ближайшую площадку, где грузился на платформы 70-тый танковый полк и сдал нас другому старшине, у которого на груди был какой-то орден. После некоторых формальностей нас с Антоновым назначили — меня командиром, а его — водителем бронетранспортера, лучше было-бы наоборот, ведь я проходил уже практику вождения. Мы оказались под властью гвардии сержанта Медведева, помкома саперного взвода. Потом мы , принимали участие в погрузке танков. Подошел ст. лейтенант и повел нас к «нашему » с Антоновым бронетранспортеру. Так мы оказались хозяевами бронетранспортера, учебного и поэтому немного разграбленного. В тот же день, 20 августа наш эшелон покинул станцию и двинулся в направлении Калуги.

Нам, конечно было все равно, куда мы едем, но мы знали наверняка, что едем на фронт. В бтр рам назначили пять саперов-рядовых, все они были молодые, не более 22 лет. Полк этот, уже наш, был в боях на реке Свирь и ему было присвоено звание гвардейский «Свирский». Нам с Антоновым тоже дали знак отличия «гвардия», хотя мы никак не заслужили это звание, но носить его было все равно приятно. На одной из станций было объявлено об обеде. В середине эшелона два повара раздавали пищу, было вкусно. Прочитать остальную часть записи »

Вторая военная зима и переезд

Из воспоминаний Мартемьянова Василия Семеновича.

(16.02.1909 – 02.08.1995)

начало о войне

 

Немецкое командование жестоко просчиталось в этой войне, и победа под Сталинградом — лучшее тому подтверждение. 19 ноября наши войска под Сталинградом перешли в наступление, а уже 26 замкнули кольцо вокруг немецких войск. С этого времени я внимательней следил за событиями на фронте. Зима 42-43 года стала поворотным событием во всей войне. В феврале были освобождены Харьков, Белгород, Курск. Весь мир услышал, что блокада Ленинграда прорвана. Зима 42-43 года вселила еще большую уверенность в нашу победу. Еще с весны 42 года я неоднократно подавал заявление в военкомат о добровольном призыве в армию. Ответ был один — если будет нужно, мы вас призовем.

В марте 1943 года мне дали отпуск на 10 дней, чтобы съездить домой. Дома я узнал о судьбах моих родственников: брат Анфим сейчас почему-то в Иране, его сыну ампутировали ногу. Мать Ульяна (т. Юня) рада — живой. Брат Александр все там же, в Степняке, все также директор школы, младший брат Иван еще в 1933 году уехал на Дальний Восток, там и служит, писем давно уже нет. Брат Тони Борис Корнеевич после госпиталя о своем месте пребывания еще не сообщал. С Тоней мы несколько раз обсуждали вопрос о переезде в Караганду. и в августе мы решились, наконец. Прочитать остальную часть записи »

Поездка домой

Из воспоминаний Мартемьянова Василия Семеновича.

(16.02.1909 – 02.08.1995)

начало о войне

 

В течении двух месяцев — июль, август — уже 4 человека из нашей комнаты съездили домой. Надо было подать заявление, что я и сделал. Через некоторое время разрешение было получено и вот я уже в поезде. На руках у меня пропуск и проездной билет. Пассажиров полный вагон, и куда, и зачем в такое тревожное время люди едут? Видно урожай еще не весь убран, да и кому убирать, старики, да дети. По словам пассажиров, урожай выдался хороший.

Домой я приехал рано утром и неожиданно. Встреча радостная и не очень — ведь столько забот и вопросов. Тоня похудела, под глазами и в уголках губ появились морщинки, дети подросли, старшему уже четыре, младшему—год. Не виделись ведь более четырех месяцев. Корней Ефимович еще больше постарел ему 81, все возится с починкой обуви для населения, не сидится старику. Когда началась война, он обратился в военкомат с заявлением, что б его взяли на фронт. Его корректно отправили домой, призовем по необходимости. Он вполне здоров и до сих пор ждет повестки. Борис, его сын, снова на фронте, где пока неясно. Прочитать остальную часть записи »

Трудармия

Из воспоминаний Мартемьянова Василия Семеновича.

(16.02.1909 – 02.08.1995)

начало о войне

 

Военкоматом я был вызван 20 апреля. После формальной врачебной комиссии, которая признала меня годным, я зашел к Анфиму. Он уже знал результат и сказал, что меня призвали не в Красную Армию, а в трудовую. Это известие меня обидело. В то время Трудовая Армия считалась чуть-ли не позорным местом, вроде заключения. В нее отправляют вроде бы неполноценных людей. С таким известием я приехал домой. Тоня, конечно, в слезы и действительно, завяз я в этом селе и в этой ситуации, и что дальше? Тем более взаимоотношения с хозяйкой были не лучшими, а теперь еще уезжаю неизвестно куда.

Посоветовавшись с Тоней, мы решили, что ей с детьми лучше всего переехать в Щучинск, к родителям, хотя у них уже жила Катя с детьми. Тоня немного успокоилась, все -таки путь мой лежал не на фронт, а в Караганду, о чем я узнал от Анфима. Школьные дела я сдал молодой учительнице и 23 апреля, посадив свою семью, мы поехали в Щучинск. Прочитать остальную часть записи »

Первая военная зима

Из воспоминаний Мартемьянова Василия Семеновича.

(16.02.1909 – 02.08.1995)

начало о войне

 

Вот я и в Златопольской школе. Знакомлюсь с учителями, директором. Сорокалетний Тишко Трифон Илларионович, оказывается учился вместе с Анфимом, знает моего двоюродного брата Антонина. Есть люди, с которыми сразу находится общий язык и сразу становиться ясно и понятно. Таков был Тимко, очень живой человек, за словом в карман не лез, прямой, несколько нервный. Имел свой двор, двух детей, жену и жил в невзрачном домике. Был коммунистом и это звание он заслужил как настоящий честный ленинец, что подтвердилось в его дальнейшей судьбе.

На квартиру мы устроились у 36-летней красноармейки Дегтяревой Федоры, у нее пятистенный дом, нам уступила горницу, а сама с трехлетней дочкой осталась на кухне. Ее муж работал кузнецом в колхозе и еще в июле был мобилизован и с тех пор вестей от него не поступало. Школьный коллектив состоял в основном из молодых женщин. Из мужчин, кроме меня и директора был парень Николаенко, как и я, белобилетник — застаревшая язва желудка. Я же считал себя здоровым — у меня была искривлена правая рука, что не позволяло производить физическую работу. Прочитать остальную часть записи »

Война. Первые недели войны.

Из воспоминаний Мартемьянова Василия Семеновича.

(16.02.1909 – 02.08.1995)

22 июня 1941 года мы решили провести на Щучинском озере.

Находясь в отпуске, мы всей семьей приехали из Степняка в Щучинск. Тоня с мальчишками собиралась пожить у своих родителей и повидать брата Бориса и своих подруг.

К 10 часам все собрались и пошли к озеру. По пути зашли к брату Тони Николаю и захватили всю их семью с собой. А семья их состояла из жены Агрефины (тетя Груша) и детей: 8-летнего Сашки, 4-х летней Тамары и 2-х летнего Вадима ( немтой), У Бориса с Катей были дети — Лиля 12 лет, Лева 10 лет и Нэля — 6 лет. Нас было четверо: Тоня, Толя 2 года и самый младший из всей компании Валерка — 2 месяца. Прочитать остальную часть записи »

Все воспоминания Мартемьянова Василия Семеновича

 

Рабфаковцы

Рабфаковцы (продолжение)

Начало  ХХ века. 1914 год.

1915 год

1916 год

1917 год

1918 год

Путешествия от Щучинска до ст.Джабел

Курорт Молла-Кара

Поездка на Дальний Восток

Война. Первые недели войны.

Первая военная зима.

Трудармия

Поездка домой

Вторая военная зима и переезд

Путь на запад

Поездка на Дальний Восток (второй вариант)

Вдохновляющая сказка про призвание

im_20160303173307_817227

Художником он стал просто потому, что после школы надо было куда-то поступать. Он знал, что работа должна приносить удовольствие, а ему нравилось рисовать. Так и был сделан выбор — он поступил в художественное училище.

К этому времени он уже знал, что изображение предметов называется натюрморт, природы — пейзаж, людей — портрет, и еще много чего знал из области выбранной профессии. Теперь ему предстояло узнать еще больше.

«Для того, чтобы импровизировать, сначала надо научиться играть по нотам, — объявил на вводной лекции импозантный преподаватель, известный художник. — Так что приготовьтесь, будем начинать с азов».

Он начал учиться «играть по нотам». Куб, шар, ваза… Свет, тень, полутень… Постановка руки, перспектива, композиция… Он узнал очень много нового: как натянуть холст и самому сварить грунт, как искусственно состарить полотно и как добиваться тончайших цветовых переходов. Преподаватели его хвалили, а однажды он даже услышал от своего наставника: «Ты художник от бога!»

«А разве другие — не от бога?» — подумал он, хотя, чего скрывать, было приятно.

Но вот веселые студенческие годы остались позади, и теперь у него в кармане был диплом о художественном образовании, он много знал и еще больше умел, он набрался знаний и опыта, и пора было начинать отдавать. Но… Что-то у него пошло не так. Прочитать остальную часть записи »

Курорт Молла-Кара

Из воспоминаний Мартемьянова Василия Семёновича

(16.02.1909 – 02.08.1995)

начало здесь

Я на курорте, впервые за 68 лет своей жизни. Посмотрим, что это такое и чем здесь помогают и лечат. Пока я ждал у регистраторши, куда меня определят, стал перебирать вещи в чемодане и уронил бокал. Сам бокал остался цел, но отвалилась ручка. Это к счастью, — подумал я, противник каких бы то-небыло суеверий. Наконец регистраторша, взяв мой чемодан, повела по коридору. Привела в седьмой корпус, вошли в комнату отдыха, где стоял телевизор. — Посидите здесь, скоро придет техничка, устроит Вас, — с этими словами она ушла. Было утро 30 августа, первый день моего пребывания на курорте. Я точно прибыл в срок, указанный в путевке. Дисциплина, можно гордится! Было около восьми утра. Курортники вставали, умывались, некоторые сидели за столом, установленным под деревьями, курили, разговаривали, кое-кто тихо ходил по дорожкам.

Я сидел на стуле, ждал техничку, смотрел в окно. В комнату вошел мужчина лет 40-45, сел рядом со мной и начал говорить о недостатках на курорте. И его слов можно было понять, что питание плохое, порядка нет никакого. Сам он здесь шестой раз, трижды по путевке, трижды на своей машине, дикарем. Принялся рассказывать про озеро Голубое, что сам он из Ашхабада. На моей душе стало тоскливо и невесело. Мои мысли прервала женщина, которая, поздоровавшись со мной, сказала, чтобы я следовал за ней. Провела она меня в соседнюю комнату под номером семь. — Вот Ваша кровать, располагайтесь, чемодан, если хотите, можете сдать в камеру хранения, она вон рядом, — указала она на соседнее здание. Потом она ушла. В палате никого не было, все ушли на завтрак. Палата на 4 койки, все, видимо, заняты. Моя первая слева от двери.

Снял пальто, положил его на стол, на котором стоял трехлитровый никелированный чайник и два стакана, две кисеюшки… Видно, что утром жильцы пили чай. У каждой койки шифоньер, вокруг стола четыре стула. Все это мне понравилось, и нехорошие мысли, которые навел на меня доброхот, улетучились. Чемодан засунул под койку, предварительно вынув из него чистую рубашку и костюм, и повесил их в шифоньер. На тумбочку у кровати положил чистую тетрадь и ручку. Вошел пожилой толстый мужчина. Увидев меня он, кривляясь и привлекая к себе внимание и, по его понятиям, с юмором, говорит мне —Что? Давно в бане не был? Явно стараясь уколоть меня. — Да, хотел Вас взять на пару, да веников нет, чтобы Вас попарить. Он в ответ что-то пробурчал и отошел в сторону. Вот и состоялись мои четыре встречи: с двумя работниками курорта, о которых хорошее впечатление и двумя курортниками, о которых этого не скажешь. Прочитать остальную часть записи »